Школа 144

Хотелось бы еще раз указать на тот факт, что в жизни очень важен человек со званием Учитель.

Случай 1

Найдышев

Был у меня в классе один ученик, Игорь Найдышев. Хороший и умный паренек. А так как он тоже был сыном военного, то мы с ним легко сдружились.

Со временем я увидел странную вещь. У Игоря частенько выпрашивали тетрадку по математике, чтобы списать домашнее задание. А сам он больше тройки по этому предмету не получал. Оказывается, что он поссорился с Вероникой. Она вела математику. «Ну вот, – как-то раз завздыхал Игорь – завтра опять трояк в лучшем случае получу. А я все решения задач почти наизусть зазубрил…».

Но завтра в класс вместо Вероники Ивановны пришёл какой-то незнакомец и говорит: «Вероника Ивановна заболела, я временно за нее. Итак, кто хочет пойти к доске отвечать?». Кто меня дернул – не имею понятия, но я громко произнес: «Найдышев!». Игорёха, не возражал и пошёл к доске, а все в классе уставились на меня. Мама дорогая, все двадцать пар глаз прожигали меня насквозь!

Игорь «отстрелялся» на все сто. Как «отстрелялся»? – смотри фотографию и сравни выражение лица.

Ученик 1

Ученик 2

На перемене ко мне подошли одноклассники чистить мне лицо: Игорь был уже своим, а я был новенький, т.к. только перевелся в эту школу.

Тут подбежал Игорёха и завопил: «Витек, спасибо –  мой первый пятак!». Женька Сарматов удивленно поглядел на нас: «Вы это чего, нарочно что ли?».

Сияющий Найдышев с пафосом заявил: «Всё было спланировано – и Веронику мы «заболели», и хорошего мужика из двадцать шестой школы мы пригласили».

Случай 2

Юдин

Школа эта же. Другой, правда, класс и другие ученики. Из всех выделяется  с отрицательным знаком Серёга Юдин. Нет, он не был завзятым хулиганом, но был какой-то недалекий, туповатый или, как сейчас говорят, «тормоз».

Учителя за глаза желали ему скорейшего окончания восьмого класса, да и сам он часто повторял: «Скорее бы вся эта наука закончилась».

И вот в один из прекрасных дней на уроке географии Юлия Петровна Гумбина (учитель от бога, сейчас вы сами убедитесь) рассказывала про  народности, проживающие на территории СССР. Юдин поднялся (нет, встал очень культурно, с поднятием руки) и спрашивает: «А где живут чучмеки?».

Класс затрясло от хохота. А Юлия Петровна посмотрела на Юдина и говорит совершенно спокойно: «Такой народности нет. А это слово скорее ругательное и лучше его не произносить. И вот еще что, Сергей, приготовь ка ты нам к следующему уроку небольшой доклад о том, где и какие народности у нас проживают».

И тут я понял, что с Сергеем впервые в его жизни учитель заговорил уважительно и по делу. Ведь для него было привычней, как в известном анекдоте: «до школы я думал, что меня зовут «заткнись».

За время до следующего урока географии Серега достал всех: у меня выпросил энциклопедию, у кого-то что-то нужное ему. Он, кстати, не просил помощи, он все делал самостоятельно.

Этот день был триумфом для Сергея! Это был настоящий Доклад! С указкой, как настоящий профессор, водил он по географической карте, рассказывая о народах и народностях, упоминая исторические моменты.

Юлия Петровна только качала головой, как буд-то говоря«ну ты, блин, даешь!» А мы… Мы устроили Сергею настоящую овацию. Я думаю правильно — Заслужил!

Самое интересное это то, что началась потом. Серега полетел вперед, как «Наш Паровоз» по успеваемости. И почти по всем предметам год он закончил всего с двумя тройками.  И не удивительно — поверил человек в себя.

Случай 3

Медведева

Завуч школы, парторг школы Татьяна Михайловна Медведева никогда не улыбалась. Почему, а кто его знает. Но однажды случилось вот это…

Вела Татьяна Михайловна у нас предмет «История». Вела она предмет очень строго. Не дай бог кто-либо зашепчет или захихикает. Довольно часто задавала вопрос сразу всему классу, и «строгий режим» несколько смягчался.

При этом не возбранялось воспользоваться книгой и даже шептаться. И вот в очередной раз она  как-то задаёт свой очередной вопрос и после этого добавляет: «Кто знает, что сказал по этому поводу Карл Маркс?».

Народ стал перелистывать страницы книг, кто-то негромко переговаривается. И тут лучшая ученица школы Марина Кудачкина (у нее всегда были готовые уроки; почерк, как в прописи; с двумя бантиками, как у первоклашек) произносит, как ей казалось, тихо свою версию.

Но надо же такому случиться, что именно в эту секунду все в классе замолчали, и Маринина фраза прозвучала довольно громко в абсолютной тишине: «Карл Маркс скромно промолчал».

Класс в испуге замер: ТАКОГО Татьяна Михайловна распоследнему хулигану не простила бы ни за что! А уж первой ученице класса и школы…

Медведева стояла с окаменевшим лицом, потом, повернувшись, строевым шагом подошла к двери, вышла в коридор и громко захлопнула дверь за собой. И тут до нас донесся РЖАЧ.

Человек смеялся до кашля, откашлявшись – продолжал смеяться снова. Лицо Маринки из зеленовато-белого постепенно приобретало нормальный оттенок. А тут и звонок прозвучал. В класс Медведева больше в этот день не заходила.

<Подписка на новые статьи>