Танк-шарж 4

«Приключения студентов МИСиС на военных сборах. Часть IV» — продолжение рассказа о службе студентов на военных сборах в танковой дивизии.

Первую часть рассказа читайте здесь: Часть I
Вторую часть рассказа читайте здесь: Часть II
Третью часть рассказа читайте здесь: Часть III

Первый выход студентов в караул

Для гарнизона выход студентов в караул почище, чем стихийное бедствие. Там, где обычный солдат сделает вид, что не заметил, как товарищ перелезает через забор, студент в лучшем случае нарушителя задержит, в худшем начнёт стрелять. Были прецеденты.

Время караула нам специально подобрали со среды на четверг, когда меньше всего «самоходчиков». Расставили караулы в 19-00.

В десять вечера дежурный по караулам капитан Востряков курит у КПП, ожидая дежурную машину. Задача: поехать по караулам и проверить правильность несения службы студентами.

Вдруг через забор со стороны казарм, где часовых нет, перемахивает солдатик с целью перебежать улицу, а затем, перемахнув другой забор, оказаться в расположении автопарка. А в автопарке стоят часовые-студенты!

Капитан, представив реакцию этих самых часовых (Стой, стрелять буду! — Стою! — Стреляю!), естественно, орет: «Стой!». Солдатик, естественно, прибавляет ходу. Капитан бросается за ним. Солдатик прибавляет еще и уже цепляется за забор автопарка.

Солдат в самоходе

Тогда капитан использует последний довод — с расстояния метров в двадцать орет: «Идиот, там студенты!!! ». Тут и до солдатика доходит. Уже с гребня стены он прыгает не в автопарк, а на улицу. После этого падает на пятую точку, прикладывает руку к головному убору и жалобно говорит капитану: «Виноват, забыл!».

А тем временем из-за забора автопарка медленно поднимается фигура студента в шинели не по росту, но с автоматом наизготовку…

Мост и часовой Игорь Ч.

На задворках территории части стоял склад, где хранились всякие тряпки: шинели, комплекты нижнего белья и прочее, а раз есть склад, то его положено охранять. Сразу за складом стоял забор, а за забором насыпь железнодорожного моста через Волгу.

Мост через Волгу

На дореволюционном фото, снятом с точки, где в наше время проходил забор, хорошо видно высоту и крутизну насыпи. Взобраться на неё и летом проблема, а уж в марте, когда днём подтаивало, а ночью подмерзало, и подавно. Но насыпь превращалась в великолепную горку для скатывания. Этим и пользовались возвращающиеся из самоволки солдаты: съехал вниз на пятой точке, перелез через забор, помахал другану-часовому ручкой и дома.

Но в эту ночь в караул заступили студенты!

Середина ночи. Часовой Игорь Ч. спокойно двигался по караульной тропе, но был настороже: начальник склада прапорщик Крючков предупредил, что портянки и подштанники ежели сопрут, конечно, жаль, но гораздо опаснее злодеи, желающие завладеть оружием часового.

Место тихое, до караулки далеко — часовой держи ухо востро! И вдруг Игорь услышал скрип снега: на вершине насыпи умащивался солдат, явно собираясь съехать вниз.

Общаться с ним вблизи Игорю нисколько не хотелось, поэтому он крикнул:
— Стой, кто идёт?
— Свои, друг, свои,- успокаивающе ответил солдатик и, набирая скорость, поехал вниз.
— Стой, стрелять буду!- рявкнул Игорь и в подтверждение своих слов передёрнул затвор автомата.

Самовольщик, видимо, вспомнил, что сегодня в карауле студенты (об этом за неделю предупреждали всех и каждого), затормозил и каким-то чудом в том же положении, в каком ехал вниз, двинулся наверх. «Как паук по стенке!»,– рассказывал потом Игорь. Достигнув вершины, самоходчик продемонстрировал знание матерного лексикона и скрылся.

Игорю не поверили ни товарищи-студенты, ни приехавший менять караул капитан Востряков. Последний не поленился, и с сильным фонарём лично осмотрел место происшествия и, вернувшись, с уважением похлопал Игоря по плечу.

Саша Щ. или «ночной киллер»

Маленькая преамбула: самый серьёзный караул – охрана артиллерийских складов, где хранился боезапас для всей дивизии на несколько дней (а то и недель) полномасштабной войны.

Потому и технически оборудован караул был нехило: первая линия – колючая проволока на столбах (руку не просунешь) метра три высотой, сверху спираль Бруно. Потом подъём градусов в 30, на 250-300 метров. Чуть пониже вторая «колючка». За ней тропа для часовых. И третья «колючка».

А между первой и второй линиями натянута проволока в палец толщиной, по ней бегали на цепи караульные собаки.

Итак, ночь, тишина. По караульной тропе двигается часовой Саша Щ. Как и полагается по уставу в положении изготовки для стрельбы стоя.

Ниже захлёбывается лаем караульная собака, но начкар велел не обращать на это внимания. Вдруг собачий лай прекращается: собака сорвалась с цепи и «на махах» несется к часовому. Это была восточно-европейская овчарка, которая гораздо крупнее обыкновенных.

Но и Саша не растерялся: успел снять автомат с предохранителя, передернуть затвор и нажать на спуск. Собака (точнее то, что от неё осталось) рухнула от Саши в трех шагах.

Овчарка в карауле

Как потом рассказывал сам герой событий: «Голова там осталась и хвост, остальное пулями выбило».

Непонятное поведение

Но дальше началось странное: Сашу не хвалили и даже не выказывали ему сочувствия. Все начальники, начиная от командира сборов до командира дивизии, достаточно жёстко обвиняли его в стрельбе на посту. На естественный вопрос: «А что было делать?» начальники отвечали: «Действовать согласно статье 178 УГиКС: «При необходимости вступить в рукопашную схватку для защиты себя или охраняемого объекта, часовой должен смело действовать штыком или прикладом».

Поднаторевший в изучении уставов Саша отвечал:
– Выполнял в порядке следования статьи Устава: сначала 175-ую: «Часовой обязан применять оружие без предупреждения в случае явного нападения на него или на охраняемый им объект», затем уже 178-ую…

В общем, достаточно быстро от Саши отстали. На прощание прозвучала фраза: «Научили тебя на свою голову!».

Непонятное поведение начальства разъяснил старшина сборов прапорщик Неживой:
— За стрельбу на посту, а уж тем более на артскладах и вашим начальникам, и нашим такой фитиль вставят — мало не покажется.
— А если бы он не смог отмахаться от псины «штыком и прикладом»?
— Ну тогда это был бы несчастный случай, никто не виноват…

А за Сашей навсегда закрепилась кличка «ночной киллер».

Лет пять тому назад встречались со студентами выпуска, и кто-то из наших негромко сказал ему в спину: «Эй, ночной киллер…», и член-корреспондент Российской Академии наук Александр Щ. обернулся с улыбкой…

Продолжение следует.

Источник:

Поделиться

Подписка на новые cтатьиПодпишись