Трубы 2

Всё началось с турника. Давно мечтал. И, наконец, сделал! Два уголка на стене, кусок водопроводной трубы нужного диаметра сверху – блеск!

Только труба была из чёрного металла и через пару месяцев стала пачкать руки. Надо было доставать другую.

Как раз в это время я работал в НИИ министерства авиационной промышленности. Работы в основном велись на заводах – московских и подмосковных.

И вот на одном из подмосковных заводов главный металлург как-то спросил меня, почему у меня руки в ржавчине. Я рассказал. Главмет похихикал и сказал: «Я знаю, что тебе надо».

Труба

Пришли в цех. У глухой стены огромные контейнеры с надписями «Титан», «Нержавейка» и тому подобное – сборники для отходов производства.

Трубы 1

Главмет засунул голову в «Нержавейку» и со словами «Владей!» вытащил оттуда обрезок трубы – нужного мне диаметра, подлиннее, правда, но это же легко исправить. «А как через проходную?» — поинтересовался я. «Ну это уж ты сам!»

Цветовод-любитель из рассказа Карела Чапека признавался: «Я честный человек и крал только семь раз в жизни и всегда цветы».

Мой опыт был ещё беднее – всего один раз я вынес с завода в Волгограде баночку хлорного железа. Но там было много проще: положил в карман и всё. А здесь метровая дура…

Зашел в туалет, приспособил трубу в левую штанину и прихватил поясным ремнем. Верхний край упирался в подмышку, нижний опускался до середины голени.

Ну да не страшно – до проходной всего метров сто. А там автобусная остановка, вытаскиваю трубу – и никому никакого дела быть не может: а вдруг у меня тросточка такая в стиле хай-тек?

ПАЗик

Проходную преодолел без проблем и только направился к остановке, как сзади забибикал заводской ПАЗик. Открылась его дверь, и директор завода приветливо пригласил: «До метро? – Садитесь!».

Автобус

Причина такого поведения была не в моих личных качествах, а в том, что наш институт практически самостоятельно решал одну из самых сложных для заводчан проблем – выполнение плана по внедрению и освоению новой техники.

Положение было аховое. Отказаться нельзя – последний дурак предпочтёт давиться в рейсовом автобусе по сравнению с комфортом автобуса служебного. Но и ехать с трубой под мышкой 20 км – не комильфо.

Выбрав из двух зол меньшее, забрался внутрь. Мама дорогая – там весь ареопаг: главный инженер, главный технолог, прочие главнюки…

А самое неприятное – начальник охраны завода. Он был недавно назначен и из кожи вон лез, чтобы доказать свою нужность. Попадись я сейчас – вылетел бы я с работы быстрее, чем пробка из бутылки с шампанским.

ПАЗик тронулся, я прицелился сесть и вдруг понял, что сесть не могу: труба не даёт согнуться левой ноге! Пришлось пройти в конец автобуса, встать у открытого окна и сделать вид, что наслаждаюсь весенним ветерком.

Главный инженер спросил заботливо:
– Что не садитесь?
– Да что-то неважно себя чувствую. Спасибо, я тут на свежем воздухе постою.

ПАЗик весело прыгал на ямках-кочках подмосковной дороги. А я вдруг понял: как ни прижимай трубу локтём – она неумолимо ползёт вниз! Ещё немного и она высунется из штанины снизу – и будет начальнику охраны и большая моральная радость, и радость материальная: премия в размере оклада.

Эх, пропадай моя телега! – сунул руку под мышку и подтянул трубу на место. И только потом сообразил, что со стороны это выглядело, будто у человека защемило сердце, и он грудь растирает. А тут и метро. В общем, обошлось.

И я дал себе зарок: ничего с секретных объектов не выносить! А выстраданная труба прослужила без малого тридцать лет: и мне турником, и маленькому сынишке как основа для качелей, а когда подрос – снова как турник.

<Подписка на новые статьи>