Мой дом и переулок

Как я уже писал на странице “О себе”, в начале своего жизненного пути я жил на Арбате. Жил в Среднем Кисловском переулке, во дворе, образованном домом под одним номером 3, который имел одну арку вход-выход.

В этом замкнутом пространстве жило довольно много народа, так как дом имел не только два этажа поверх земли, но и подвалы с полуподвалами. Вот этот двор и был моим домом на много лет.

Арка во дворе

Подвалы

Как там жили люди – не представляю. А ведь некоторые годами не поднимались на поверхность.

Я в эту преисподнюю боялся опускаться. Как-то к себе в гости меня позвал мой приятель Славка, который жил в таком вот подвале. По крутой лестнице я дополз только до середины. Услышал шкворчание, ворчание и другие непонятные звуки, меня окутали какие-то запахи, если не сказать зловоние и меня что-то со страшной силой выдуло на улицу. Я потом понял, что это был страх.

Подвал

По-моему в этих подвалах не было вентиляции. Люди внутри жарили, парили, кипятили белье и просто дышали, и все эти запахи вырывались наружу из никогда не закрывавшихся дверей летом и в виде пара из щелей в закрытых дверях зимой.

Коммуналки

Несмотря на не совсем человеческие условия, в доме проживали совершенно разные люди. Например, в комнате слева жила дворничиха тетя Дуся, в комнате справа – писатель Николай Васильевич (фамилию забыл), а в соседнем подъезде художник-мультипликатор Прытков.

Как вы поняли, я жил в коммуналке и кроме нашей семьи в квартире проживали еще две. Горячей воды не было, также как и ванны, но зато на кухне были огромные черные тараканы. Куда там современным рыжим!

В моей комнате был большой каменный подоконник. Он треснул, и из трещины полезли небольшие черные муравьи. Некоторые муравьи были с крылышками. Вы видели летающих муравьев? Я вооружался большим молотком и принимался их изничтожать. Правда, от этого было больше шума, чем пользы.

Помойка

А еще во дворе была своя помойка. Какие бачки и баки, что вы! Огромная куча в углу двора в противоположном от входа месте. А какие вещи выкидывали!

Как-то раз я там нашел пару толстых учебников, как сейчас помню “Орфография и пунктуация” и даже применял их в своей учебе. А однажды мы с приятелем нашли на этой помойке несколько конвертов с марками, которые сделали меня филателистом на несколько десятков лет.

Вобла

Во дворе люди, естественно, друг друга знали или, по крайней мере, часто виделись, и поэтому новости и слухи распространялись мгновенно. Как-то раз разнесся слух, что в соседний двор привезли воблу. Воблу покупали мешками, и тут же эта вобла шла по назначению.

Мой двор

К вечеру весь двор был завален шелухой от воблы, и дворники чертыхались, сгребая все это в кучу и унося на помойку.

Так как двор был со всех сторон окружен домом, то зимой снег не вывозили, и его толщина за зиму вырастала до полуметра, а местами и больше. Я имею в виду не рыхлый снег, а лежалый, по которому ходили люди и который превратился почти в лед.

Весной дворники ломами превращали этот пласт снега в огромные куски, по которым прыгали люди, пытаясь добраться от своего подъезда до выхода со двора и наоборот, и которые еще долго таяли под скудными лучами солнца.

Иногда во дворе собирали стол (своими руками, конечно, из подручного материала) для игры в пинг-понг и резались до темноты. Наши шарики быстро трескались и поэтому ценились китайские. А из наших шариков можно было сделать отличную дымовуху, что мы и делали под дверью какого-нибудь вредного жильца. Из китайских вещей также ценились кеды и батарейки для фонарика.

Развлечение

Одним из развлечений было “взрывать болты”. Берется болт М8-М10. Это самый оптимальный вариант. Если меньше – эффект не тот, а если больше – могут быть жертвы и разрушения. Далее, на болт на пару ниток резьбы накручивается гайка. В гайку насыпается сера от спичек и заворачивается второй болт.

Затем, вся эта конструкция в сборе (два болта и гайка) подбрасывается вверх, а ты сам прячешься куда-либо или отбегаешь в сторону, или просто отворачиваешься. Можно, конечно, не отворачиваться, но в этом случае есть риск получить болтом прямо в лоб или глаз.

Как-то нам с приятелями надоело “взрывать болты” во дворе. “Боеприпасы” кончались, да и народ дворовый стал возмущаться, и мы пошли на улицу.

Мой переулок

На наш Средний Кисловский переулок выходили задние окна консерватории, что на улице Герцена. Из этих окон часто доносились звуки скрипки. Наверное, там были учебные классы. Вот под этими окнами мы и подкинули нашу конструкцию вверх.

Через несколько секунд нас уже на улице не было, так как мы задали стрекача после того, как один из болтов, пробив стекло окна, влетел в один из классов консерватории.

О жвачке

О жвачке я тогда только слыша, да и не только я. Первый раз ее увидел только тогда, когда великовозрастный детина пришел к нам во двор менять значки на жвачку. Поэтому мы жевали вар. Смотрели фильм “Операция Ы”. В серии про Шурика на стройке показывали котел, в котором варилась смола.

Вот эту смолу мы и называли варом. Этой застывшей смолы были целые лужи на соседней стройке. Ее-то мы и жевали.

Никаких компьютеров, мобильных телефонов и планшетов тогда не было. Да и телевизоры были в единичных семьях. Поэтому вся жизнь протекала на улице, во дворе. Бывало, проголодаешься, прибежишь домой, схватишь кусок хлеба и назад. Обедать было некогда. А во дворе ждали всякие неотложные дела.

Вот так и проходила насыщенная, интересная, полная приключений, беззаботная жизнь в нашем дворе.

Стихотворение

Короткая историческая справка.

Из-за близости Московской консерватории Нижний и Средний Кисловский переулки по сей день сохраняют свою музыкальную историю.

Переулок-история

Недавно после двух лет реконструкции в Среднем Кисловском переулке дом №3, строение 1 открылся четвертый учебный корпус консерватории. Здание это было построено еще в 1806 году купцом Филиппом Лангом.

В середине века его занимал основатель Московского математического общества Август Юльевич Давидов. А в середине 1890-х годов — выдающаяся балерина Екатерина Васильевна Гельцер.

<Подписка на новые статьи>